Берегите ваших шалунов!

Сынишке моей знакомой психиатр поставил модный диагноз: «синдром дефицита внимания и гиперактивность», сокращенно — СДВГ. — Разве с ним что-то не так? — спросила я. — Просто подвижный ребенок, — ответила мать. — Когда ему неинтересно, он невнимателен. Роды у меня были быстрые, и теперь у сына небольшое давление. Да ничего. Пьем таблетки, которые психиатр прописал, они, кажется, улучшают питание мозга…
Сейчас этот диагноз — СДВГ — стал очень распространен. Все чаще слышишь от родителей, что их детям его поставили. А детишки эти, как правило, шалуны. Раньше учителя обязаны были таких детей воспитывать, с каждым неуспевающим заниматься дополнительно. А сейчас они деньги зарабатывают: после школы бегут на частные уроки — на отстающих учеников у них нет ни времени, ни сил. Поэтому и рады, что психиатры предложили выход. Учитель пишет на шалунишку характеристику и говорит родителям: «Отведите ребенка с этой характеристикой к психиатру». Так раздражение учителя, изложенное в сем документе, становится основанием для психиатрического диагноза. Родители обычно не придают этому большого значения, пока ребенок маленький. Просто не знают, чем СДВГ грозит в дальнейшем.

Во-первых, это психиатрическое клеймо, которое может испортить человеку жизнь. Вот пример. Саша не успевал по арифметике и получил диагноз СДВГ.

Потом с математикой наладилось, а штамп остался. В райвоенкомате его дважды отправляли на обследование в психбольницу. Насильно, угрожая возбуждением уголовного дела. Потом родители его невесты узнали, что Саша стоит на психиатрическом учете и сделали все, чтобы свадьба не состоялась. А сейчас ему не разрешают работать по специальности — поездным механиком. Как-то Сашу осмотрел профессор и сказал, что парень здоров. Но снять с учета его отказываются. Так и живет он с психиатрическим диагнозом за двойки в 1-м классе.

Во-вторых, лекарства, которые назначают при СДВГ, имеют сильнейшие побочные действия. Известно немало случаев, когда дети, принимавшие их, умирали в возрасте 7–13 лет от остановки сердца. Кроме того, эти лекарства — опасные наркотики из ряда амфетаминов. Дети привыкают к ним, а потом переходят на уличные наркотики. В этом смысле очень показательна судьба знаменитого рок-певца Курта Кобейна. Еще до школы Курту поставили диагноз «гиперактивность» — СДВГ. Годами принимая препараты, вызывающие привыкание, он легко перешёл на уличные наркотики. Многолетняя борьба Кобейна с зависимостью от героина получила широкую известность. Он постоянно пытался покончить со своим пристрастием, но никак не мог. Его мучили желудочные боли — тоже результат побочного действия «детских лекарств». Кобейн говорил, что принимает героин, чтобы «погасить огонь в животе». В конце концов, он покончил с собой. В предсмертной записке Курт написал, что принял такое решение из-за болей в желудке и мук творчества: «Моя страсть остыла». Так химия растворила артиста и музыка оборвалась.

Детский невролог Фред Боман-младший обследовал многих детей с диагнозом СДВГ и проводил экспертизу по смертельным случаям, связанным с приемом «лекарств», назначенных психиатрами от этого «заболевания». Он убежден, что у детей, которым ставят диагноз СДВГ, нет никаких аномалий. Что это просто псевдомедецинский ярлык, психиатрическое клеймо. А неоправданное «лечение» — настоящее насилие над ребенком. Зачем же тогда насаждается этот диагноз, навязываются детям наркотики, разрушается их здоровье?

Это хороший бизнес. Судите сами: за 7 лет — с 1990 по 1997 год мировое производство только одного препарата, применяемого для «лечения» СДВГ, выросло с 2,8 до 15,3 тонн! В Австралии число рецептов на психостимуляторы для детей выросло в 20 раз, в Канаде — в 7,5 раз. Ведь это миллиарды долларов чистого дохода!

17 миллионов детей во всем мире были принесены в жертву ради сверхприбылей фармацевтических компаний. Но, наконец смерти, самоубийства, вспышки агрессии, приводящие к убийствам, превысили некий критический рубеж, и западная общественность осознала страшные последствия авантюры с СДВГ. 31 августа прошлого года Европейский комитет по пищевым продуктам заявил, что антидепрессанты не следует назначать лицам моложе 18 лет. А еще годом раньше появилось распоряжение помещать на упаковках предупреждение в черной рамке: «в результате приема возможно самоубийство». Оказалось, что наши, российские фармацевты ничего не знают об этой «черной метке». На препаратах, которые везут в Россию, ее просто не ставят.

Сейчас мировая вспышка отравления детей психиатрическими препаратами идет на убыль. Ограничительные меры и разъяснения привели к сокращению продаж наркотиков под видом лекарств. И это заставило западные фармацевтические фирмы искать новые рынки сбыта. А Россия — страна большая, и здесь еще ничего не знают о СДВГ. Внедряя свои препараты на российском рынке, фармацевтические компании попутно выполняют политический заказ определенных западных кругов, которые давно мечтают о наших огромных территориях и населении, с детства посаженном на наркотики, и деградировавшем до положения легко управляемой рабочей силы.

13–14 апреля крупные западные компании собирали политиков и ученых на международный форум, посвященный СДВГ. Назывался он так: «Охрана здоровья детей в России». Но давайте посмотрим правде в глаза — о здоровье ли наших детей они пекутся?..

Анна ОРЛОВА

Источник информации: vlasty.net